ОЦЕНИТЕ КАЧЕСТВО НАШИХ УСЛУГ: anketa 
Слабовидящим ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ








Войти через сервис...
         

Коллеги

banerNEBbaner-iprbooks

libraryrumars

www.polpred.comСводный электронный каталог библиотек Мурманской области

banner-periodika

grajdanin

kolsky-sever

 

Давай закурим

Исполняет Клавдия Шульженко

Ноты

Давай закурим (Стихи И. ФРЕНКЕЛЯ, Музыка М. ТАБАЧНИКОВА)

История создания песни

Осень 1941 года, Южный фронт. Необычайно рано для здешних мест наступила зима, уже в ноябре выпал снег. А потом вдруг потеплело, снег растаял, до­роги раскисли, покрылись непро­лазной грязью... Именно в это время наши войска предприняли контрудар под Ростовом-на-Дону, в результате которого был освобожден этот город, а гитлеровские войска потерпели первое крупное поражение, и не смогли пробиться к кавказской нефти. Потому первоначально «Давай закурим» в стихотворении Ильи Фенкеля начиналась так:

«Теплый ветер дует, развезло дороги,
И на Южном фронте оттепель опять.
Тает снег в Ростове, тает в Таганроге,
Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать».

– Служил я тогда в редакции газеты Южного фронта «Во сла­ву Родины», — вспоминал Илья Френкель.— Должность называ­лась несколько необычно — «пи­сатель». Какая строчка родилась первой? Вероятно, «будем вспо­минать». Будем вспоминать — значит, будем живы, будет легче на душе, будет фашист разбит!

Военная судьба свела поэта с композитором Модестом Табач­никовым. И позже к стихам Фенкеля добавилась музыка Модеста Табачникова и в таком виде композитор отнес её в отдел пропаганды Южного фронта. — Стихи так увлекли и захва­тили меня,— вспоминал компози­тор,— что я сразу же принялся за работу. И уже на следующее утро сыграл товарищам новую песню. «Давай закурим» — моя первая и самая любимая песня. С нее и началась моя творческая жизнь на фронте.

Бригадный комиссар Рюмин, возглавлявший отдел пропаганды и агитации Южного фронта, которому композитор принес и пропел эту песню, тоном, не терпящим возражений, заявил: «Никому эта твоя песня не нужна. Что это я буду вспоминать про то, что ты дал мне закурить? Вот если бы снарядами поделился или автоматный диск с патронами передал бы, тогда другое дело».

Впервые песня была исполне­на на торжественном вечере, по­священном празднованию годов­щины Октябрьской революции. Исполнил её ансамбль песни и пляски Южного фронта. Тогда же её напечатала фронтовая газета, потом «Комсомольская правда». А другая премьера состоялась под новый, 1942 год в артиллерий­ском полку, которым командо­вал майор Дедов. Песня была во­сторженно принята слушателями и быстро распространилась по всем фронтам. Ей была уготована долгая жизнь и всеобщее солдатс­кое признание.

В 1942 году Табачникову при­велось побывать в командировке в Москве, и он со своей новой песней познакомил Клавдию Шульженко. — И как я был счастлив,— вспоминал композитор,— когда через год на фронте увидел пла­стинку с двумя моими песнями в исполнении этой замечательной певицы. Одна из них — «Давай закурим». 21 февраля 1943 года песня «Давай закурим!» впервые прозвучала в исполнении Клавдии Шульженко в её театрализованной программе «Города-герои» на сцене московского Театра сатиры. К тому времени войска наши уже разгромили немцев под Сталинградом, линия фронта резко изменилась, и певица решила видоизменить зачин песни. В песне уже не упоминались ни Южный фронт, ни Ростов, ни Таганрог, о которых шла речь в изначальном её варианте. Обновленная песня победно прошлась по всем фронтам и добралась до самого Берлина.

Давай закурим

Стихи И. ФРЕНКЕЛЯ, Музыка М. ТАБАЧНИКОВА

Теплый ветер дует.
Развезло дороги.
И на Южном фронте
Оттепель опять.
Тает снег в Ростове,
Тает в Таганроге.
Эти дни когда-нибудь
Мы будем вспоминать.

Об огнях-пожарищах,
О друзьях-товарищах
Где-нибудь, когда-нибудь
Мы будем говорить.
Вспомню я пехоту,
И родную роту,
И тебя за то, что
Дал мне закурить.

Давай закурим по одной,
Давай закурим, товарищ мой!

Нас опять Одесса
Встретит, как хозяев.
Звезды Черноморья
Будут нам сиять.
Славную Каховку.
Город Николаев.
Эти дни когда-нибудь
Мы будем вспоминать —

Об огнях-пожарищах,
О друзьях-товарищах
Где-нибудь, когда-нибудь
Мы будем говорить.
Вспомню я пехоту,
И родную роту,
И тебя за то, что
Дал мне закурить.

Давай закурим по одной,
Давай закурим, товарищ мой!

А когда не будет Гитлера в помине
И когда к любимым
Мы придем опять,
Вспомним, как на Запад
Шли по Украине.
Эти дни когда-нибудь
Мы будем вспоминать —

Об огнях-пожарищах,
О друзьях-товарищах
Где-нибудь, когда-нибудь
Мы будем говорить.
Вспомню я пехоту,
И родную роту.
И тебя за то, что
Дал мне закурить.

Давай закурим по одной,
Давай закурим, товарищ мой!

1941