ОЦЕНИТЕ КАЧЕСТВО НАШИХ УСЛУГ: anketa 
Слабовидящим ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ








Войти через сервис...
         

Коллеги

banerNEBbaner-iprbooks

libraryrumars

www.polpred.comСводный электронный каталог библиотек Мурманской области

banner-periodika

grajdanin

kolsky-sever

 

Г.Васильев.jpg

Геннадий Васильев – первый профессиональный  поэт Оленегорска (он окончил литературный институт имени Горького, причем с отличием) и первый оленегорец, чья книга вышла в свет официально, в книжном издательстве.Геннадий Петрович родился в 1938 году в старинном городе Торопец Тверской области. В середине 1950-х приехал в Оленегорск, работал в газете «Заполярная руда». Затем, после небольшого перерыва на работу в море, вплоть до выхода на пенсию трудился на Оленегорском горно-обогатительном комбинате: работал и писал стихи. В 1995 году, уйдя на заслуженный отдых, уехал на свою родину – в Торопец, где и провел два последних года своей жизни. Помимо публикаций в альманахах, крупных журналах и газетах,  при жизни поэта увидели свет два его поэтических сборника: «Баня в океане» (1983) и «Жизнь неоглядная» (1990).  В 2005 году стараниями общественности Оленегорска была издана еще одна книга - "Я что-нибудь оставлю вам на память...".  В 2005 году в Оленегорске, на доме № 6 по улице Советской, была открыта мемориальная доска Геннадию Васильеву, а с 2006 года в центральной детской библиотеке в память о поэте ежегодно проводятся Васильевские чтения. 

 

Я что-нибудь оставлю вам на память!

Поправлю птице раненой крыло,
С дороги уберу тяжелый камень...
Какое бы ни выбрал ремесло,
Я что-нибудь оставлю вам
На память!
Я трубочистом стану.
Дым
Из труб легко пойдет за облаками.
И будет радостно хозяйкам молодым
Печь пироги с румяными боками.
А может быть, я вам построю мост,
С моста вы будете глядеть на воду,
Следить ночами за движеньем звезд
И созерцать хорошую погоду...
Держать в руках перо или весло
Иль молотом дробить упрямый камень —
Какое бы ни выбрал ремесло,
Я что-нибудь оставлю вам
На память!

Уходит в небо белый дым

Уходит в небо белый дым
Чудесною дорогой.
Мой шарф теплее, чем Гольфстрим, —
Меня мороз не трогает.
Я разгадал, что он не прочь.
Что втайне ему хочется
Уговорить меня всю ночь
Делить с ним одиночество.
Он, не признался, правда, в том
И не подал мне виду,
Но до рассвета за окном
Все ждал, что вновь я выйду.

Русские корабли

Создавали для дальних плаваний 
Их российские мастера —
Эти гении топора,
Что Петрами звались да Иванами.
Понапрасну-то Карлы якали —
И большие и малые — всяк,
Что Россия не снимется с якоря,
Не взовьет над морями стяг.
А Россия нещадно работала
И однажды задир-королей
Ослепила резьбой-позолотою
Свежеутренних кораблей!
Убедила форштевнями острыми,
Потому что крутая рука
Их увенчивала Победоносцами
С ликом вятского мужика

Свидание

Нагуляли сугробы бока.
Присмирел, успокоился воздух.
Протопчу я тропинку, пока
Улеглась непогода на отдых.
Навещу я далекий бор,
Задушевного старого друга,
С кем нередко я вел разговор
В золотые часы досуга.
Поспешить, чтобы в самый раз,
Так под стать передышке природы,
Разделить с ним хотя бы час
Этой зимней кристальной погоды.
Чтоб меня неизменный друг,
Сверстник всех моих радостных весен,
Ввел, поставил бы в тесный круг,
В хор своих корабельных сосен...
Чтобы дома в укромном углу
В час ненастный мне вечером поздним
Вспоминать, как мы пели хвалу
Небу мощному, ясным звездам!

Памяти Н. Рубцова

Только речка да старый мост 
И еще куличок в камышах
Знают, где, на какой из звезд
Затворилась твоя душа.
А из нас никто, никогда
Не отыщет жилья затворницы,
Не узнает, какая звезда —
Свет души твоей,
Чистой горницы.