ОЦЕНИТЕ КАЧЕСТВО НАШИХ УСЛУГ: anketa 
Слабовидящим ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

logo
 

 

 

Новинки

Войти через сервис...
         

Коллеги

banerNEB

banner-periodika

grajdanin

kolsky-sever

Сводный электронный каталог библиотек Мурманской областиwww.polpred.com

Книги о Великой Отечественной войне

Правде Великой Отечественной войны 1941-1945 годов посвящены эти книги.




Как и многие другие события Великой Отечественной войны, бои на Курской Дуге были фактически засекречены советской стороной на десятилетия. Полвека доступ к документам войск, участвовавших в этом переломном сражении, имел лишь ограниченный круг военных специалистов. Только недавно эти фонды были, наконец, открыты. Валерий Замулин одним из первых приступил к их анализу и систематизации. Рассекреченные документы Центрального архива Министерства обороны России и трофейного отдела Национального архива США позволяют автору детально описать кульминационный момент Курской битвы – тяжелые бои на Обояньском направлении и знаменитый контрудар Воронежского фронта под Прохоровкой 12 июля 1943 года, – восстановив ход событий буквально по часам и минутам, проанализировав действия сторон и главные причины успехов и неудач. Ожесточенные танковые бои на южном фасе Огненной Дуги предстают перед читателем в новом свете – так, как видели их непосредственные участники событий: солдаты, офицеры и генералы Воронежского фронта и группы армий «Юг».







Главный военно-исторический бестселлер, выдержавший несколько изданий и разошедшийся рекордными тиражами! Уникальные мемуары советского офицера, с декабря 1943 по май 1945 года воевавшего в 8-м Отдельном штрафном батальоне (полевая почта 07380), прошедшего с ним от Белоруссии до Берлина и подробно, обстоятельно и честно рассказавшего об этом боевом пути - не приукрашивая "окопную правду", но и не очерняя прошлое. Правдивые книги о советских штрафниках можно пересчитать по пальцам одной руки. И эта среди них - лучшая.







В Красной Армии штрафникам запрещено было кричать «ура!» – они должны были побеждать и умирать молча. Их звали «смертниками» по обе стороны фронта. Их бросали на самые опасные участки и давали самые погибельные задания. Но если у советских штрафников еще был шанс искупить вину кровью и вернуться в строевые части, то «испытательные» (штрафные) батальоны Вермахта не зря окрестили «командами вознесения» – оттуда был лишь один путь: в могилу. Впервые в отечественной литературе! Самое полное издание трилогии о советских и немецких штрафбатах! Фронтовой ад глазами смертников Второй Мировой!



Самая жесткая и бескомпромиссная книга одного из самых популярных военных историков. При минимуме цифр и технических подробностей, опираясь на здравый смысл, четкую логику и неоспоримые факты, автор высмеивает неуклюжие уловки шарлатанов от истории, пытающихся заморочить людям голову преднамеренным и грубым враньем. На страницах этой книги читатель вновь столкнется с многочисленными советскими и новейшими псевдоисторическими измышлениями. "Генеральное соглашение между НКВД и гестапо", "тайный сталинский сценарий начала войны", "план обороны 41-го года", "сквозная транспортировка частей Красной Армии к Ла-Маншу", "секретные переговоры Сталина с Вольфом в Мценске" и многое-многое другое - вот образчики того феерического бреда, который разоблачает автор.



В последние годы одной из главных мишеней "либеральных" историков-ревизионистов стал Георгий Константинович Жуков. В чем только его не обвиняют - и в некомпетентности, и в самодурстве, и в жестокости, и в пренебрежении солдатскими жизнями. Цели подобной "критики" очевидны - очернив Маршала Победы, ставшего одним из символов величайшего триумфа СССР, бросить тень и на само советское прошлое. Эта книга, основанная не на расхожих мифах и цитатах из "Воспоминаний и размышлений", а на подлинных оперативных документах за подписью самого Жукова, раскрывает его подлинную роль главного "кризис-менеджера" Красной Армии и его неоценимый вклад в нашу Победу: "В 30-ю годовщину Победы в Париже висели плакаты с портретом Жукова и подписью: "Человек, выигравший Вторую мировую войну". Это было, конечно, преувеличением, но рациональное зерно в этой фразе есть..."