ОЦЕНИТЕ КАЧЕСТВО НАШИХ УСЛУГ: anketa 
Слабовидящим ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

logo
 

 

 

Новинки

Войти через сервис...
         

Коллеги

banerNEB

banner-periodika

grajdanin

kolsky-sever

Сводный электронный каталог библиотек Мурманской областиwww.polpred.com

Два друга

Исполняет Вадим Козин

Ноты

Два друга (Стихи В. ЛЕБЕДЕВА-КУМАЧА, Музыка А. ЛЕПИНА)

История создания песни "Два друга"

Одной из популярных песен во время войны была «Песня о двух друзьях». Но это уже потом закрепилось такое название, а сначала как только ее ни называли: и «Костромская-калужская», и «Два друга», и «Дай жизни, Калуга!», и «Ходи веселей, Кострома!». Она звучала на фронте, во время проводов на фронт, пели ее и на освобожденных от врага землях.

«Песня эта и мне самому очень памятна и дорога... На ней мы, собственно говоря, и познакомились с Лебедевым-Кумачом. Помню, как он сам пел ее, вернее, подпевал мне во время работы над нею. Были у нас с ним потом и другие совместные песни, и все-таки «Два друга» я счи­таю самой главной с ним песенной удачей».

Анатолий ЛЕПИН

«...Боевые дела и подвиги героев-моряков, многие из которых сменили море на сушу и сражались в отрядах морской пехоты, вдохновили на эту песню авторов. И получилась прекрасная песня, посвященная морской дружбе и взаимовыручке, готовности прийти на помощь друг другу в тяжелую критическую минуту. Вместе с моим неизменным акком­паниатором Д. Ашкенази мы выступали с ней и в осажденном Ленин­граде — городе моего детства, и перед моряками-североморцами. Восто­рженно ее принимали не только моряки, но и воины других родов войск. В ту пору ее распевали повсюду — и на фронте, и в тылу. Часто звучала она и по радио».

Вадим КОЗИН

Первую публикацию «Песни о двух друзьях» (таково ее окончательное название) удалось отыскать в январском номере журнала «Краснофлотец» за 1943 год. После того как она была опубликована, ее взяли себе в репертуар и другие певцы; ее пели, например, Георгий Абрамов, Ефрем Флакс, В. Козин. Нередко сам автор, композитор Анатолий Яковлевич Лепин (1907—1984) аккомпанировал певцам, выступая в концертах перед воинами и населением. Об одном из таких его выступлений вспоминает в своем письме В. П. Важнова из города Воскресенска Московской области:

«Шел 1943 год. Была весна. То ли март, то ли апрель, сейчас уже не помню. Но хорошо помню, что я провожала брата на фронт с Курского вокзала. В ожидании поезда мы зашли с ним в зал, где собралось уже много солдат... Как сейчас помню временные подмостки, сцену. На этих подмостках — рояль. Объявили, что сейчас выступит композитор и бу­дут исполнены его песни. На сцену вышли два артиста — один малень­кий, а другой — на голову выше. Представили автора, который сел за рояль. И зазвучала песня про двух друзей-товарищей из Калуги и Кост­ромы. Ох, как же хорошо они ее исполняли! Много лет прошло, а она до сих пор в ушах звенит...»

В. ВАЖНОВА, г. Воскресенск

«Настало время, когда врага вышвырнули с нашей Полтавщины, и песни, которые принесли с собой дорогие наши воины-освободители, буквально ошеломили нас, пробудили в нас то, что фашисты пытались растоптать. Одну из них я впервые услышал от нашей учительницы — Марии Трофимовны Роздайбиды. Еще гремели пушки под Кременчугом, а мы собрались у своей школы, и не с книгами и портфелями, а со стульчиками, чтоб было на чем сидеть,— ведь школа была разграблена. Потом построились в круг, и наша учительница под собственный акком­панемент на гитаре запела нам песню о двух моряках из Костромы и Калуги».

Г. ШЕВЧЕНКО

Два друга

Стихи В. ЛЕБЕДЕВА-КУМАЧА, Музыка А. ЛЕПИНА

Дрались по-геройски, по-русски
Два друга в пехоте морской
Один паренек был калужский
Другой паренек – костромской.

Они, точно братья, сроднились,
Делили и хлеб и табак.
И рядом их ленточки вились
В огне непрерывных атак.

В штыки ударяли два друга,
И смерть отступала сама.
— А ну-ка, дай жизни, Калуга!
— Ходи веселей, Кострома!

Но вот под осколком снаряда
Упал паренек костромской.
— Со мною возиться не надо...
Он другу промолвил с тоской.

Я знаю, что больше не встану,—
В глазах беспросветная тьма...
— О смерти задумал ты рано,
Ходи веселей, Кострома!

И бережно поднял он друга,
Но сам застонал и упал...
— А ну-ка, дай жизни, Калуга..
Товарищ чуть слышно сказал.

Теряя сознанье от боли,
Себя подбодряли дружки,
И тихо по снежному полю
К своим доползли моряки...

Умолкла свинцовая вьюга,
Пропала смертельная тьма.
— А ну-ка, дай жизни, Калуга,
— Ходи веселей, Кострома!

1943