ОЦЕНИТЕ КАЧЕСТВО НАШИХ УСЛУГ: anketa 
Слабовидящим ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ








 

 

 


Войти через сервис...
         

Коллеги

banerNEBbaner-iprbooks

libraryrumars

www.polpred.comСводный электронный каталог библиотек Мурманской области

banner-periodika

grajdanin

kolsky-sever

 

Г.Васильев.jpg

Геннадий Васильев – первый профессиональный  поэт Оленегорска (он окончил литературный институт имени Горького, причем с отличием) и первый оленегорец, чья книга вышла в свет официально, в книжном издательстве.Геннадий Петрович родился в 1938 году в старинном городе Торопец Тверской области. В середине 1950-х приехал в Оленегорск, работал в газете «Заполярная руда». Затем, после небольшого перерыва на работу в море, вплоть до выхода на пенсию трудился на Оленегорском горно-обогатительном комбинате: работал и писал стихи. В 1995 году, уйдя на заслуженный отдых, уехал на свою родину – в Торопец, где и провел два последних года своей жизни. Помимо публикаций в альманахах, крупных журналах и газетах,  при жизни поэта увидели свет два его поэтических сборника: «Баня в океане» (1983) и «Жизнь неоглядная» (1990).  В 2005 году стараниями общественности Оленегорска была издана еще одна книга - "Я что-нибудь оставлю вам на память...".  В 2005 году в Оленегорске, на доме № 6 по улице Советской, была открыта мемориальная доска Геннадию Васильеву, а с 2006 года в центральной детской библиотеке в память о поэте ежегодно проводятся Васильевские чтения. 

 

Зимний гость

Неразговорчивый снег 
В заячьей шубейке
Устроился на ночлег,
Уснул в саду на скамейке.
Зеленого цвета звезда
Сияет над ним невысоко.
Он спит, как не спал никогда
Еще ни один лежебока.
Он так из последних сил
Тащился, тянулся еле.
Сонный чуть слышно просил:
«Меня разбудите в апреле».

Задышали снега, заходили сугробы,

Задышали снега, заходили сугробы,
Тучи скрыли навеки луну.
Как ты выстоишь час испытания, пробы?
Как ты вынесешь бурю,
Хотя бы одну?
Этот ветер дремучий! С размаху, как молот,
Забивающий снежными кляпами рот,
Этот тоннами будто прессованный холод,
Навалившийся с неба полярных широт.
Для того-то однажды могуче море
Иль открытое поле
Любого из нас
Призывают к себе, чтобы там, на просторе,
Ты померился силою с бурей хоть раз.
Чтоб один на один с этой бурей железной
Ты, сойдясь, пусть себе самому, наконец,
Доказал, что еще не совсем бесполезный
И еще не последний ты в жизни боец.

Весна, весна!

Еще от утренника зябли,
Но в полдень согревал грачей
Пучок пробившихся лучей,
И с криком выбегал ручей:
«Где мой обещанный кораблик?»
Еще не время на реке
Большому ледоходу.
Март ночью спит на чердаке,
Днем мастерит погоду.
Еще и воздух пуст и чист
И далеко гуляют грозы —
Но первый шевельнулся лист
Под сердцем молодой березы.

Воспоминание

За печкой жил и пел сверчок-бездельник.
Он пел в субботу, в воскресенье, в понедельник,
Все дни недели пел, и жил он без заботы
За печкой, в уголке покоя и дремоты.
Зима стучалась в дом, в двойные рамы, —
А дом дышал и жил — в нем билось сердце мамы.
Все просыпались с мамой разом, кроме
Меня, сверчка...
Все оживало в доме.

В день Победы

Ты откроешь тяжелый альбом...
На тебя с пожелтевшего фото
Смотрит парень с высоким лбом,
Тот, кого называли
Пехота.
 
Облака над его головой,
Солнца майского позолота...
Смотрит пристально рядовой,
Тот, кого называли
Пехота.
 
Он построил бы чудо-дворец!
Взял бы в руки штурвал звездолета!..
Стал солдатом навеки
Отец,
Тем, кого называли
Пехота.
 
Голос вечный спокоен и строг:
— Тяжела мне досталась работа.
Вот Победа тебе, сынок,
От меня, кого звали
Пехота.